Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Секретные материалы»: Эпизод седьмой

Rm9sbG93ZXJz

Задолго до выхода на экраны «Черного зеркала» и «Мистера Робота», «Секретные материалы» уже пугали нас мыслью о том, что технологический прогресс таит неведомую угрозу. В одном из не самых популярных эпизодов первого сезона («Призрак в механизме»), главным антагонистом оказалась компьютерная система, контролирующая целое здание. В 1993 году Скалли скептически относится к происходящему, заявляя, что «подобные технологии могут возникнуть только через десятки лет». Когда подобная история повторилась в 2018-ом, даже Дане пришлось поверить своим глазам.

Агенты на свидании

Как и можно было уже предвидеть, седьмой эпизод полностью оторван от основной сюжетной линии. Тут нет упоминаний не только о Уильяме, но и о работе агентов, а Малдер и Скалли оказываются единственными знакомыми зрителю персонажами на экране. Серия получилась на удивление минималистичной: диалогов почти нет, а главные герои большую часть серии находятся порознь и молча защищаются от взбесившейся техники.

Начало серии точно порадует (или озадачит) шипперов, переживающих за отношения Даны и Фокса – агенты явно в ресторане не просто так, а на свидании. Правда, посиделки в пустом кафе с роботами-официантами выходит скорее неловким, а герои больше смотрят в свои телефоны, чем друг на друга. С одной стороны, можно ругать шоураннеров за то, что наши старомодные луддиты никогда бы не променяли живое общение на молчаливое клацанье по экрану. С другой – сцена служит хорошей иллюстрацией тезиса о способности гаджетов переворачивать наш уютный мир вверх дном. Впрочем, моментами между героями все же проскакивают искры нежности: они задорно смеются, делают селфи на фоне случайно выданной Фоксу рыбы-капли и мило держатся за руки.

Окончательно портится вечер после того, как Малдер отказывается давать роботу-официанту чаевые. Конечно, агента можно понять – вместо суши ему принесли уродливую рыбу, еще и сырую. Но, справедливости ради, отметим, что Фокс никогда не был щедрым с чаевыми – в серии «Плохая кровь» он оставляет доставщику пиццы лишь каких-то два цента.

Бунт машин

Жадность Фокса катализирует цепочку событий, превращающих вечер героев в сплошной ад: терминал отказывается отдавать агенту кредитку, а входные двери ресторана наглухо закрываются. На помощь приходит смекалка Скалли, но даже выбежав из ресторана, протагонисты почему-то продолжают доверять слишком умной технике. Дана садится в своевольное беспилотное такси, не слушающее ее команды, а Малдер возлагает свои надежды на спутниковый навигатор. Конечно, это оказывается ошибкой: такси летит на жуткой скорости и отказывается останавливаться, а навигатор водит машину Фокса кругами вокруг того самого злополучного суши-бара. Конечно, сравнения с «Черным зеркалом» неизбежны, но во многом эта часть эпизода напоминает «Шоу Бенни Хилла» – агенты комично ругают технику и бьют кулаками по стеклу, а упрямые машины мчат куда-то в ночь.

Одни дома

Как мы и подозревали, Малдер и Скалли живут порознь, причем у Даны дом гораздо роскошнее, чем у коллеги. Впрочем, сейчас это ей не на руку – напичканное умными гаджетами и говорящей кухонной техникой жилище становится смертельной ловушкой, а личная жизнь обладательницы – статистическими данными корпораций. Обиженный нежеланием Скалли поставить ему позитивную оценку в приложении робот-пылесос сканирует всю обитель героини, бьет ее вазы и даже вытаскивает из-под кровати вибратор. Неплохая аллегория на то, как большие компании собирают информацию о целевой аудитории, игнорируя все правила приличия и рамки приватности. Выходки техники этим не ограничиваются. Холодильник начинает метко бросаться в хозяйку кубиками льда, камин спонтанно включается, а система безопасности отказывается принимать ее пароль (к слову, «Квикег» – имя погибшей собаки Скалли).

Малдеру тоже приходится несладко – его дом заполняют светящиеся дроны разных размеров. Страшный сон параноидального агента ФБР, но его хотя бы не пытаются убить. К слову о страшных снах, в этом эпизоде есть два момента, потенциально подтверждающих фанатскую теорию о том, что все события одиннадцатого сезона – лишь сон протагонистки. Во-первых, когда Малдер наконец-то приезжает к напарнице, чтобы рассказать о дронах, он с удивлением спрашивает, почему ее дом настолько роскошный. Учитывая, сколько раз мы видели агентов дома у Фокса, было бы странно, если бы он ни разу не был в гостях у коллеги. К тому же, вас факт наличия у Даны настолько красивого и дорого обставленного дома вызывает удивление. Второй намек на нереальность событий – портрет «Человека из снов», висящий на стене склада, где происходит кульминация конфликта между людьми и техникой. Этот герой интернет-загадок, который якобы снится разным людям по всему миру, уже появлялся во втором эпизоде одиннадцатого сезона. Вполне вероятно, что Крис Картер намеренно заигрывает с теорией «все это – сон Скалли», разбрасывая по разным сериям подобные пасхалки.

Жадность – это плохо

В отличие от предыдущих приключений героев, агенты спасаются не благодаря своей боевой подготовке или уму, они просто сдаются и принимают требования роботов. Когда загнанным в угол протагонистам вручают терминал со счетом за их ужин, Малдер скрепя сердце оставляет минимальные 10% чаевых и машины отступают. Мораль истории – «техника учится всему у людей, так что нужно быть хорошими учителями». И действительно, роботы в «Секретных материалах» получаются очень человекоподобными. Как и людьми, ими движет ненасытное эго, желание постоянно быть в центре внимания и получать комплименты в социальных сетях.
Хотя история формально исследует потенциальную опасность развития техники, в первую очередь это высказывание о самих людях, их жадности и самовлюбленности. Несколько банальная мысль, но это хотя бы чуть оригинальней заезженного страха перед прогрессом.

Вердикт: Несмотря на то, что посыл эпизода получается довольно очевидным, сама серия удачно экспериментирует с формой подачи истории. Перед нами – удивительно минималистичная, спокойная и в то же время абсурдная зарисовка о личной жизни главных героев. Более того, это – почти что пример немого телевидения в 2018 году. Приятно знать, что, спустя десять сезонов, шоураннеры все еще готовы играть со зрителем, а не придерживаться давно надоевшей формулы.