Поделиться:, , Vk.com

Posted in:

Евангелие от мамы

Картина мироздания за закрытыми дверями

Даррен Аронофски не зря так долго молчал о своем новом фильме «Мама!». Режиссер призывал зрителей не читать ничего о картине чтобы прийти на сеанс максимально готовыми в своей неосведомленности. Мы то думали, что он таким образом сохраняет чувство адреналина перед хорошим фильмом ужасов. В действительности читать ничего не нужно потому, что Аронофски вновь говорит о волнующей творческое эго режиссера теме мироздания и роли творца. Причем если в «Ное» Даррен открыто проповедовал, в «Маме!» наученный горьким опытом Аронофски возвращается к форме притчи, где кричащие метафоры сами зреют на протяжении всей картины, как запретные плоды.

Безымянная пара живет в отдаленном особняке. Он слишком большой для двоих, но это райское место, которое после пожара собственными руками возобновила молодая жена. Он (Хавьер Бардем) — гениальный поэт, переживающий кризис. Она (Дженнифер Лоуренс) — хранительница домашнего очага и муза. Супруги, казалось бы, живут в любви и без конфликтов. Впрочем, недосказанность и некая противоречивость иногда очень ненавязчиво мелькают на экране, подавая зрителю первые сигналы о том, что скоро все полетит под откос. Идиллию нарушает незнакомый мужчина (Эд Харрис), некий врач, переступивший порог дома. Поэт с радостью примет чужака, а позже и его жену (Мишель Пфайффер), тогда как невинной и тихой хозяйке придется смирится с этим. Однако чем больше людей прибывает в этот дом, тем больший хаос воцаряется в его стенах.

Заподозрить неладное следовало еще прочитав название. «мама!» — именно такое написание режиссер предусмотрел для фильма (в украинском прокате тайтл все же дали с большой). То, что главным героям отказано в именах, а в титрах персонажи указаны с прописных букв (кроме героя Бардема, но вы поймете почему), вполне закономерно ввиду специфики истории, в которой личности подчеркнуто условны. Аронофски снимает аллегорию, основанную на узнаваемых бытовых образах, но понимание абсолютной метафоричности происходящего приходит не сразу.

Аронофски снимает аллегорию, основанную на узнаваемых бытовых образах, но понимание абсолютной метафоричности происходящего приходит не сразу.

Конечно, это не хоррор, да и по части триллера здесь всего несколько применений саспенса с исключительно технической стороны. «Мама!» — авторское кино, созданное для внутреннего дискомфорта каждого смотрящего. Этот фильм культивирует клаустрофобные чувства, держит вас за плечи на расстоянии вытянутой руки и не дает вздохнуть полной грудью, лишив общих планов. Камера практически не упускает из виду лицо Дженнифер Лоуренс — Мэттью Либатик снимает крупные планы «с руки» на незакрепленную камеру. Главная героиня, таким образом, становится проводником, именно ее глазами мы смотрим картину происходящего. Блуждающий объектив делает из дома лабиринт, в котором персонаж Лоуренс, как подопытная мышь, мечется в поисках спасения. К тому же сам особняк — вполне живой организм. У него есть сердце, он пылает огненной страстью и кровоточит.

Первая половина фильма кажется переусердствованной заявкой на триллер. Режиссер здесь заигрывает с сюжетом «Ребенка Розмари», а герметичность, как прием запугивания, заимствует если не у еще одного шедевра Романа Полански — «Отвращения», то хотя бы у «Ангела-истребителя» Луиса Бунюэля. Однако открывая одну дверь за другой в этом доме, Аронофски преподносит искушенному зрителю щедрый подарок — множественность интерпретаций.

mother! / Оригинальное название

121 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
14 сентября 2017 / ПРЕМЬЕРА

триллер, ужасы / ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Даррен Аронофски

СЦЕНАРИЙ:
Даррен Аронофски

В РОЛЯХ:
Дженнифер Лоуренс
Хавьер Бардем
Эд Харрис
Мишель Пфайффер
Донал Глисон
Брин Глисон
Кристен Уиг
Йован Адепо
Стивен МакХэтти

ПРОКАТЧИК:
B&H FILM DISTRIBUTION COMPANY

Фильм отлично работает как метафора подавления женщины и ее вынужденного существования в условиях возведенного до абсолюта патриархального общества.

Среди самых кричащих здесь, конечно, обличительный библейский мотив, фактически — перифраз Ветхого и Нового завета. Хавьер Бардем — Бог и творец, а Дженнифер Лоуренс — Мать Земля. Аронофски не стесняется в методах повествования: вводит персонажа Мишель Пфайффер (условная Ева) сразу после сцены, в которой доктор (условный Адам) случайно засветил перед хозяйкой рану в районе ребер. Их сыновья (реальные братья-актеры Донал и Брайан Глисоны) — те же Каин и Авель, а кабинет поэта — райский сад, из которого тот изгоняет Адама и Еву после инцидента с кристаллом (запретным плодом). В конечном счете, ни одна библейская история не обходится без аллюзии на кровь и плоть Христовы, что режиссер реализовал в «Маме!» совершенно буквально.

Во второй части фильма Аронофски вовсе отказывает чувство такта — если раньше идею картины он ненавязчиво оставлял на видном месте, то теперь режиссер буквально срывается на крик. Все это подано в виде продуманного и технически безупречно поставленного хаоса — галюциногенное инферно, после которого одни Даррена возненавидят, другие будут искренне ему благодарны. Несмотря на мучительный характер некоторых сцен, сам режиссер, кажется, не издевается, а озвучивает свой манифест с праведным гневом.

В конечном счете, ни одна библейская история не обходится без аллюзии на кровь и плоть Христовы, что режиссер реализовал в «Маме!» совершенно буквально.

Впрочем глупо было бы видеть в картине исключительно библейский пафос. Фильм отлично работает как метафора подавления женщины и ее вынужденного существования в условиях возведенного до абсолюта патриархального общества. Это болезненная экологическая картина будущего, в которой Аронофски призывает зрителя собственными легкими почувствовать удушающий газ вместо исчезающего кислорода. «Маму!», к тому же, можно считать портретом автора, взрастившего свой творческий потенциал, эксплуатируя понятие любви ближнего. Наконец, это очень личное высказывание Даррена Аронофски о творчестве и жертвах, на которые способен пойти художник.

Конечно же, в силу своего стиля в фильме есть несколько драматургических дыр: от отрицания каких-либо современных технологий в виде компьютеров и смартфонов, до совсем абсурдного поведения некоторых персонажей. Однако режиссер разыгрывает на экране чуть ли не историю человечества, спрессованную до размеров загородного дома. Аронофски обманчиво накрывает такую необъятную фантасмагорию жанровым одеялом из триллера и хоррора. А мы ведь и повелись.

Финальная оценка

  • #НужноУвидеть
7.7 10