Поделиться:, , Vk.com

Posted in:

Сердце из стекла

«Атомная блондинка» Дэвида Литча, как пример бесшабашного боевика, забревшего в квартал интеллектуального триллера

Удачно запустить карьеру — это снять зрелищный дебют с продуманной хореографией схваток и перестрелок, завербовав Киану Ривза на главную роль. Дэвид Литч когда-то занимался исключительно постановкой боевых сцен в кино, но этого опыта хватило для «Джона Уика». Вместе с напарником Чадом Стахельски они очень вовремя сели в режиссерские кресла — когда стилистические приемы кино категории Б, трэш как жанр и нишевость боевика как маркера из 90-х, стали мейнстримом. Так что новая работа постановщика, «Атомная блондинка», достаточно долго рекламировалась прессой как женская версия «Джона Уика».

Ноябрь 1989 года, Холодная война почти окончена, Берлинская стена вот-вот падет, но немецкая столица переполнена шпионами из МИ-6 и КГБ. Одного из них, агента Гасконя, убивает некий Бахтин в попытке добыть объединенный список тайных агентов Востока и Запада. Десять дней спустя британская разведчица Лоррэйн Бротон (Шарлиз Терон) вытаскивает свое побитое тело из ледяной ванны, выпивает пару глотков Столичной со льдом и отправляется на отчет к своему начальнику (Тоби Джонс) и представителю ЦРУ (Джон Гудман), чтобы рассказать о результатах операции по поиску того самого списка в Берлине после убийства Гасконя.

Картина основана на графическом романе Энтони Джонстона «The Coldest City» (2012). В таком случае зритель, объясняющий яркость картинки стилистическим заимствованием из комикса, окажется жестоко обманут. От графического романа Джонстона здесь всего лишь несколько измененный сюжет и интеллектуально-разговорная составляющая. «The Coldest City» — аскетичное в своей художественной подаче произведение с черно-белой картинкой и скромным пониманием шпионского разгула. Джонстон в свое время создал комиксную историю в стиле произведений Джона Ле Карра, без «бондовской» иронии и уж тем более без гротескного насилия «Джона Уика».

Сделать сюжет увлекательным мешает запутанность повествования.

В киношном варианте истории агента Бротон следует отдать должное предреволюционной атмосфере разделенного стеной Берлина. «Атомная Блондинка» Литча — это неоновый свет ночных рейвов, яркие граффити на серых улицах, пестрые панки на молодежных демонстрациях. Это неприкрытая паранойя и в то же время ощущение вырывающейся наружу свободы, которое Литч озвучил хитовым саундтреком из Дэвида Боуи, New Order, Nena и даже Владимира Высоцкого.

Atomic Blonde / Оригинальное название

115 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
27 июля 2017 / ПРЕМЬЕРА

ужасы/ ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Дэвид Литч

СЦЕНАРИЙ:
Курт Джонстад
Энтони Джонстон
Сэм Харт

В РОЛЯХ:
Шарлиз Терон
Джеймс МакЭвой
Эдди Марсан
Джон Гудман
Тоби Джонс
Джеймс Фолкнер
Роланд Мюллер
София Бутелла
Билл Скарсгард

ПРОКАТЧИК:
UKRAINIAN FILM DISTRIBUTION

«Атомная Блондинка» Литча — это неоновый свет ночных рейвов, яркие граффити на серых улицах, пестрые панки на молодежных демонстрациях.

«Атомная блондинка» выстроена на череде изобретательных экшн-сцен и не слишком изобретательных диалогов. По правде, шпионские интриги постановщика волнуют в последнюю очередь. Это как раз является главным недостатком фильма. Сделать сюжет увлекательным мешает запутанность повествования. При этом фабула оказывается предсказуемой и даже слегка банальной. Перипетии между МИ-6, КГБ и ЦРУ служат лишь оправданием для вспышек экшна. Драки, к слову, поставлены на редкость натуралистично. Мордобой во время показа «Сталкера» в местном доме культуры — особенный респект постановщикам, отыскавшим параллели между фильмом Тарковского и событиями в «Атомной блондинке». Берлин, подобно Зоне, обнесен полицейским кордоном, содержит в себе много ловушек и опасностей, а найденный здесь артефакт (список шпионов) способен принести много бед внешнему миру.

Любопытно, что картина Литча во многом интересна и с политической точки зрения — актуальность сюжета о Холодной войне возвращает бородатых «советов» в топ списка злодеев. Над стереотипностью таких персонажей можно даже посмеяться, однако такой юмор не совсем предусмотрен в фильме. Зато продуманно здесь шутит (и существует в кадре в целом) Джеймс МакЭвой, сыгравший колоритного английского агента под прикрытием Дэвида Персиваля. Берлинский тусовщик с миной сутенера, кажется, высмеивает своим присутствием весь жанр.

Терон здесь выполняет феноменальную боевую хореографию — дырявит глотки штопорами и каблуками от собственных туфель, таранит кгбистов Жигулями и душит шлангом.

Впрочем, Литч удержал безумие персонажа от пародии, сосредоточив внимание на прекрасной Шарлиз Терон. Ее героиня практически всегда в фокусе. Оператор Джонатан Села эффектно освещает кровоподтеки Шарлиз холодным синим, скользит объективом по ее напряженному телу в драке, а также изгибам в горячей постельной сцене с Софией Бутеллой (ее персонаж в комиксе, к слову, был мужчиной). Терон здесь выполняет феноменальную боевую хореографию — дырявит глотки штопорами и каблуками от собственных туфель, таранит кгбистов Жигулями и душит шлангом. Когда драк нет, ее героиня пьет водку и курит сигареты, одаряя зрителя стеклянным взглядом — вот уж, действительно, Чудо-женщина.

Под знакомые куплеты из Depeche Mode хочется обвинить режиссера в спекуляции хитовым саундтреком, пока не начинается та самая разрекламированная шестиминутная сцена почти без монтажных склеек. Лоррэйн из последних сил ликвидирует противников на лестнице полуразрушенного берлинского дома, а музыкальным сопровождением служат разве что ее собственные стоны от очередного удара.

Тем не менее, вся похвала фильму остается где-то в области постановки, но вовсе не сценария, пытающегося быть интеллектуальным «Шпион выйди вон», глянцевой бондианой, и брутальным «Джоном Уиком» одновременно. По этому поводу в картине есть актуальная сцена, где слово берет телевизионный диктор музыкальной передачи: «Сегодня мы поговорим о таком явлении как семплирование. Искусство это или плагиат?» Ответа мы не услышим.

Финальная оценка

  • #ОдногоРазаХватит
7 10