Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Ребенок Энни

Психоз и мистика в полнометражном дебюте Ари Астера

Если еще несколько лет назад ужасы считались преимущественно низким жанром, не способным на важное высказывание, то сейчас со спокойной совестью можно говорить о ренессансе «умного хоррора». «Реинкарнация» Ари Астера, напугавшая зрителей до обморока на «Санденсе», — очередной виток тренда на сложные, вдумчивые страшилки. Разбираемся, не зря ли ленту уже окрестили самым жутким фильмом 2018 года и достойным наследником работ Полански и Линча.

У главной героини Энни Грэхэм (Тони Коллетт) умерла мать – загадочная, сложная женщина, которая под закат своей жизни и вовсе оказалась в плену дементии. Энни с трудом признается, что не чувствует скорби и просто хочет сосредоточиться на работе и семье. Благо, забот хватает – вот-вот откроется ее новая художественная выставка, а сын Питер и молчаливая дочь Чарли как раз на пороге трудного возраста. Но после похорон начинают происходит странные дела: могилу оскверняют, а угрюмая Чарли еще больше углубляется в себя – рисует жуткие портреты и отрезает головы птицам.

Более точный перевод названия фильма – «наследственность», и как раз это раскрывает двойственную натуру его сюжета.

С одной стороны, перед нами рассказ о семье с длительной историей психических проблем: покойница страдала от множественного личностного расстройства, ее сын – от шизофрении, а муж погиб, отказывая себе в еде во время обострения депрессии. Очень быстро зарождаются подозрения, что Энни, которая невольно оказалась главным повествователем и нашей точкой отсчета, тоже видит мир сквозь призму паранойи, иррационального страха и навязчивых идей. С другой – мистическая составляющая ленты и тема оккультизма отсылает к классике жанра вроде «Ребенка Розмари» и «Экзорциста». Возможно, наследственность героев и делает их уязвимыми перед безликим злом, обрекая на страдания. Эта идея роднит ленту с античной трагедией, а Астер постоянно заигрывает с такой трактовкой истории. В нескольких сценах, например, персонажи буквально вынуждены слушать лекцию о причинах невезений греческих героев. К сожалению, до «Убийства священного оленя» фильму далеко, и прежде всего из-за фрагментированности истории.

Hereditary / Оригинальное название

127 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
7 июня 2018 / ПРЕМЬЕРА

фильм ужасов / ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Ари Астер

СЦЕНАРИЙ:
Ари Астер

В РОЛЯХ:
Тони Коллетт
Гэбриел Бирн
Алекс Вулф
Милли Шапиро
Энн Дауд
Мэллори Бехтель
Захари Артур
Марк Блокович

ПРОКАТЧИК:
MMD

Несмотря на то, что в ленте хватает леденящих душу сцен, и некоторые из них действительно новаторские, «Реинкарнации» страдает от отсутствия цельности.

Как только напряжение нарастает настолько, что вы вжимаетесь в спинку кресла, режиссер сбавляет обороты и начинает размышлять на совершенно другую тему. По сути, экспозиция фильма занимает две трети хронометража, а сюжет раскрывают последние полчаса ленты. Кажется, Астер просто побоялся, что закаленный классическими ужастиками зритель слишком рано догадается, к чему идет история, и напичкал ее ложными ходами. Более того, если первая половина фильма развивается мучительно медленно и цепляет благодаря вязкой атмосфере и голым эмоциям, то в последние пятнадцать минут нужно включить логику и раскусить финальный сюжетный твист.

Впрочем, в чем-то экспериментальность ленты окупается. Например, Астер решительно отказался от поднадоевших резких поворотов камеры или «джампскеров», и от этого фильм только выиграл. Самые страшные сцены «Реинкарнации» – те, в которых зритель сам догадывается о происходящем, хотя не видит ничего отвратительного на экране. Например, беспомощное лицо сына Питера, который знает, что его мать вот-вот узнает что-то ужасное и ничем не может ей помочь. От настолько интимных моментов даже складывается неловкое впечатление, будто вы исподтишка наблюдаете за горем незнакомцев, и знаете об этих людях слишком много. На это намекают и хрупкие кукольные домики, которые мастерит главная героиня, пытаясь дистанцироваться от происходящего вокруг мракобесия. Вполне вероятно, что поделки Энни наполнены еще и дополнительным символизмом: кто-то воспринимает их как реверанс в сторону Ларса фон Триера, а кто-то – как предупреждение об уязвимости комфортного мира обеспеченных и умных протагонистов.

Главное достоинство «Реинкарнации» – завораживающая работа актерского состава.

Тони Коллетт позволяет своей героине тонуть в бессмысленной фантасмагории происходящего, шумно рыдая и содрогаясь в перманентной истерике. В отличие от многих героинь ужастиков, Энни – рациональная женщина, которая изначально посмеивается над собственными страхами. От этого смотреть на ее срыв жутко вдвойне. Габриэлю Бирну досталась прямо противоположная роль – его персонаж педантичен, спокоен перед лицом опасности и сам же от этого страдает. Алексу Вульфу и дебютантке Милли Шапиро порой удается передавать совсем естественные переживания подростков, а иногда – пугать зрителя одним только взглядом в камеру.

В итоге мы получаем изобретательный, но неприлично затянутый хоррор с неровным темпом и блестящей игрой. Пытаясь не слишком подражать классике и запутать избалованного зрителя, Ари Астер создал страшный и затягивающий фильм, который оказался чересчур умным для своего же блага. Если это лишь первый этап его эволюции как режиссера, то нас ждут действительно впечатляющие истории.

Ratings in depth

  • #МоглоБытьЛучше
7.1 10

Review overview

Summary

Ratings in depth

  • #МоглоБытьЛучше
7.1 10